Выходной в череде праздников - второе ноль первого

Утро второго января началось около 10 вечера первого января с сообщения от Гудвина с предложением прогуляться из Гончарного по фундуклы (знать бы еще, что это такое) до вольера и вернуться через Куш-Кая. «Ммм... – ответил я. – Давай!». Завел на 6:45 будильник и лег спать. Будильник честно сообщил, что пора вставать, но тут выяснилось, что гастрономические излишества вкупе с многомесячным сидением дома сделали свое черное дело – организм  категорически требовал оставить его в покое еще часика на три. Минут пять мы с ним пободались, после чего я все же вытащил его из-под одеяла, влил чашку кофе, всыпал полпачки активированного угля и повел на остановку. Примерно через полчаса он пришел в себя, то есть в меня, и на этой мажорной ноте утро закончилось, а Гудвин тем временем занял два места в полупустом автобусе № 37 Севастополь-Орлиное с видом на голубя, отбившегося от основной стаи. 

Ровно в 8:55 двери закрылись, и мы покатили навстречу выползающему   из-за горизонта солнцу. Гудвин благополучно прятался от него за козырьком бейсболки, а мне пришлось щуриться и вертеть головой то в одну, то в другую сторону. Благо ехать было недалеко, к тому же  чем дальше мы отъезжали от города, тем больше вокруг сгущался туман, и проблема слепящего солнца вскоре отпала сама собой.

Гончарное встретило нас празднично – тихо и пусто, разве что парнишка лет тринадцати лениво выгуливал велосипед. Проехав метров двадцать-тридцать, он останавливался, ощупывал заднее колесо и двигался дальше, виляя по всей ширине улицы, поскольку рулил одной левой, а вторую (правую) грел в кармане. По закону подлости, как только я надел перчатки и поудобнее взялся за фотоаппарат, парнишка ускорился, свернул в проулок, и сфотографировать его не удалось. Пришлось довольствоваться туманными видами общего характера.

То ли из-за тумана, то ли по привычке, но на выходе из Гончарного мы свернули чуть раньше, чем следовало, и несколько левее, чем надо бы. Пришлось скорректировать маршрут и прогуляться до нужной дороги напрямик со всеми сопутствующими прелестями – скачками вверх-вниз через балочки по засыпанным мокрыми листьями камням и бревнам, например. Удовольствия от прогулки это не испортило, скорее наоборот, организм получил необходимую дозу постпраздничной встряски. А то, что на сей раз обошлось без продирания сквозь густой и колючий кустарник, стало приятным бонусом. Фотографировать, правда, по большому счету было нечего, но пару кадриков с моими любимыми отражениями и фактурами сделать удалось.

  

Выбрались на нужную дорогу, и буквально через несколько минут впереди показался дымок из сторожки у центрального входа в вольер для временного содержания диких животных.   Вольер огромный – интернет сообщает, что трехметровым забором окружено «около шестисот гектаров земли в районе гор Куш-Кая, хребта Биллер и ущелья Казан-Дере». Вполне возможно – и, скорее всего, так оно и есть, но нас интересовали два внутренних вольера намного меньшего размера с оленями и кабанчиками. Запасливый Гудвин достал из рюкзака яблоки с сушками и, пока я бегал вокруг и щелкал затвором, щедро, по-новогоднему, оделил ими вольерных обитателей.

  

Дальше у нас по плану шли чай и вершина Куш-Кая – а если план хорош, зачем его менять? Так что мы  приговорили по парочке бутербродов и литровый термос, а потом не спеша двинулись в направлении Куш-Кая, как и собирались.  

Солнце тем временем поднялось достаточно высоко, грунтовка слегка подраскисла, и идти пришлось, что называется, аккуратно. Зато виды с вершины по такой погоде превзошли все ожидания – Севастополь, Чатыр-Даг, Ильяс-Кая, крымский Стоунхендж. Вокруг бродили, сидели, стояли такие же, как мы, любители влезть на гору высотой 664 метра ради удовольствия поглазеть на все стороны света. В небе лениво кружили вороны (не путать с воронами). Идеальное сочетание времени с пространством, которое встречается очень и очень редко! 

 

Хотели перед возвращением приговорить еще один литровый термос, но ему это не понравилось, и в результате часть чая оказалась у Гудвина в рюкзаке, часть на земле, а ту, что попала в нас, и частью-то назвать язык не поворачивается.  А  дальше мы, как и собирались, пошли вниз, к повороту на Тыловое, чтобы сесть на первый же подходящий автобус до Севастополя. В какой-то момент между деревьями прорезался вид на Байдарскую долину, и я долго не мог поверить, что эта лужа перед Новобобровкой – Чернореченское водохранилище. Да и сейчас не очень верю, если честно. Надо в ближайшее время куда-нибудь забраться, на тот же Чуваш-Кой, например, или Чамны-Даг, и убедиться.

 

 Но были и приятные неожиданности, которые гораздо лучше подходят для завершения этой прогулочной истории. Встретить  второго января, в горах, вместо снега бабочку дорогого стоит. Даже в Крыму!